Содержание

другие

Потный перегон
День 3 (23.08.2008) - 96км - солнечно

"И тут мало теоретической подготовки - надо самому пройти через сумерки морали, увидеть кое-что собственными глазами, как следует опалить собственную шкуру и накопить не один десяток тошных воспоминаний, чтобы понять наконец, и даже не просто понять, а вплавить в мировоззрение эту, некогда тривиальнейшую мысль: да, существуют на свете носители разума, которые гораздо, значительно хуже тебя, каким бы ты ни был..."


Наконец рассвело. Насекомые уснули и попрятались в свои норы. Солнце начало свой разбег по небосводу.


Веселая ночка оставила неизгладимый след в наших умонастроениях.
Вдобавок выяснилось что в спешке я забыл убрать пакет с частью еды в рюкзак, оставив его в темноте на камнях.
И по нему изрядно потоптались представители местной фауны.
И теперь пакет представлял гастрономический интерес разве что для каких нибудь китайцев привыкших жрать всяких насекомых.

Путь предстоял неблизкий. Планирвали добраться до Черного моря.
Азовское уже как то поднадоело.
Все таки Керченский полуостров это нетипичный Крым в привычном нам понимании.
Очень своеобразно и интересно по своему.
Но душа не лежала.


Отдельной эпопеей оказалось выбраться с места стоянки. Пришлось поднимать на скалу вверх все вещи, велосипеды и в придачу пакеты с мусором которые насобирал Эдик.
Уговор дороже денег. Мы должны были все это вывезти отсюда и внести свою посильную лепту в экологию полуострова.
Десять минут занял спуск со склонов Кастрюли в Татарскую бухту.
Здесь народу было еще меньше чем в Щелкино.
Поскольку в округе совсем мало турбаз.
Но песочек тут знатный.

Правда слышал, что ежегодно перед началом отпускного сезона тут муссируют слухи о "черных" (или ториевых песках) 
Якобы где то в глубине Азова имеется глубинный разлом, из которого волны выносят на берег крупицы руды с повышенным содержанием радиоактивного тория.
Особенно интенсивен этот процесс во время штормов в межсезонье.
Коммунальные службы должны отслеживать состояние пляжей и вовремя собирать и увозить такие пески.
Но как правило их просто зарывают тут же на пляже.
Черные пески могут нанести вред здоровью, если на зараженном место полежать несколько десятков часов.

Вдоль Татарской бухты идет зубодробительная песочно-грунтовая дорожка.
Такой тип грунтовок весьма характерен для Керченского полуострова и Арабатской стрелки.
Ее именуют еще стиральной доской. 
Вдоль берега тянуться посадки сосен.
Их высадили более 50 лет назад в этом засушливом степном районе на солончаках и бесплодных песках вдоль Азовского моря.
Прошли годы, вырос лес, который создал здесь особый микроклимат, превратил безжизненную землю в пёстрый мир с богатой флорой и фауной.




Через несколько километров дорожка еще более ухудшилась и мы свернули от берега опять в сторону Акташского озера.
С восточной стороны к озеру примыкает Останинское (Ойсульское) болото. Здесь заканчивается самая протяженная на Керченском полуострове р. Самарли.
И здесь же неподалеку от моря прямо в болоте есть круглый рукотворный островок.
Лучше всего его видно из космоса.
Сейчас тут все разрушено и почти ничего не сохранилось.
Это останки термальной гелиостанции.
Она была одна из первых не только в СССР, но и в мире. 

Впервые идея создания солнечной электростанции промышленного типа была выдвинута советским инженером Н. В. Линицким еще в 1930-х годах.

Тогда же им была предложена схема солнечной станции с центральным приёмником на башне.
В ней система улавливания солнечных лучей состояла из поля гелиостатов — плоских отражателей, управляемых по двум координатам.
Каждый гелиостат отражает лучи солнца на поверхность центрального приёмника, который для устранения влияния взаимного затенения поднят над полем гелиостатов. 


Именно по такому типу была построеня и Казантипская гелиостанция
При помоши системы зеркал солнечные лучи фокусировались на емкости с водой установленной на высокой башне.
Полученный таким образом пар крутил турбину и динамомашину.

По сведениям найденным мной в интернете она оказалась нерентабельной из-за низкого КПД и высоких расходов на обслуживание
Якобы большая часть получаемой таким способом электроэнергии уходила на питание системы корректировки зеркал, а их было около 2000!

Вдобавок через некоторое время после пуска станция начала сбоить, отказывала советская автоматика слежения за солнцем,а потом кончились деньги. 
В рабочем состоянии дожила до перестройки. В 2005 году башню разрезали на метал.
Ее макет остался только в Политехническом музее в Москве.

Все как всегда - много у нас оригинальных идей и изобретения, а вот с реализацией их беда.
В результате идеями прекрасно пользуются сейчас за рубежом.



Например гелиостанция в районе Санлукар-ла-Майор , недалеко от центра Севильи. 
Это PS10 — первая в Европе коммерческая термальная солнечная электростанция типа "солнечная башня" (solar power tower).
Мощность станции составляет 11 мегаватт.

Её 624 зеркала, площадью по 120 квадратных метров каждое, направляют свет на красивую бетонную башню, высотой 115 метров

Cвет от сотен больших зеркал столь ярок, что заставляет светиться пыль и влагу в воздухе, благодаря чему и видны лучи, атакующие красивую белую башню. 
В том же месте инженеры планируют возвести ещё одну установку–близнец под называнием PS20.


Только она уже будет генерировать мощность в 20 мегаватт, собирая свет от большего количества зеркал. На снимке на дальнем плане видно площадка под нее.

Сразу открывается взору Акташское озеро с его укрепленными берегами и дамбами.
Мы в самом центре заброшенного энергетического советского технопарка.
Всохшие солончаки белеют снежными пятнами повсюду. Все подтоплено.
Опоры элетропередач торчат прямо посреди воды. Высохшие деревья черными корявыми уродцами торчат то тут то там.

 


В 1999 году паводковые и ливневые воды, переполнившие Акташ, затопили 1200 гектаров леса.
Из-за этого погибли сосны на 358 гектарах, были уничтожены и сорок гектаров лесопитомника.
Подтопленная солёной водой почва стала непригодной для лесовосстановления и лесоразведения.


Пейзаж дополняет поле ветроэлектростанций.
Практически все установки стоят, некоторые вяло крутятся, а другие и вовсе разломаны.
Их построили после закрытия АЭС в надежде заменить энергию атома на ветер.
И в принципе это востребовано во многих странах мира.
Особенно много их в Скандинавских странах.
Бесспорным лидером в сфере ветроэнергетики является Дания, где за год производится более 2 000 мегаватт ветряной энергии.
Всего же на земном шаре ветер создает более 1,7 триллиона киловатт энергии в год. 

Но с ветряками на Казантипе вышла совсем не интересная вещь.
Для работы старых тяжелых агрегатов, кои производила в те годы отечественная промышленность, нужен не просто стабильный ветер, нужен сильный ветер!
Ближе к 10 м/с, ведь их рабочая скорость вращения должна быть приличной. Они не крутились при небольших ветрах и тормозили под минимальной нагрузкой.
А ветра в Крыму увы слабенькие.
Та ветростанция давала в пик до трех мегаватт.
Довольно прилично, это две-три тысячи современных электрочайников можно обеспечить.
Но лишь несколько раз в году!!!!
В остальное вроемя лопасти не крутились.

Теперь с развитием технологий появилась возможность производства ветряков вращающихся даже от легкого дуновения.
Так что возможно в ближайшем будущем в Крыму ветроэнергетика с помощью западных компаний обретет свой ренессанс.

Мои попутчики совсем притихли, глядя на все это грустное зрелище.
А впереди на самом берегу озера показался огромный зеленый джип, из котрого вывалилась ватага бородатых мужиков.
Фантазия нарисовала картину керченских бандитов приехавших на разборки в безлюдное место:)



Но это оказались венгры-орнитологи.
Ездят по Крыму и изучают популяции редких птиц.

Кстати на островках в озере гнездится много бакланов.
Эти птицы на протяжении последних лет невольно уничтожают лес.
Дело в том что при строительстве АЭС углубили на 15 метров сам Акташ.
В дополнение к этому, построив Щёлкино, закрыли естественный слив воды в Азовское море.
В результате многочисленные острова, где прежде нездились прилетавшие со всего Керченского полуострова бакланы, крачки и другие водоплавающие, скрылись под водой.

Птицам ничего не оставалось, как искать новые удобные места для жизни.
Бакланы быстренько облюбовали сосновый лес Мысовского лесничества.
Пернатые начали строить гнёзда на верхушках деревьев.
Питаются бакланы, как известно, рыбой, благо Азовское море в нескольких сотнях метров от облюбованных ими мест. 
С утра армада птиц отправляется за добычей, затем несёт пойманных бычков голодным птенцам.
Естественно, любое живое создание, если оно питается, избавляется от шлаков - обычный физиологический процесс.
Но в силу того, что бакланы едят не шишки и траву, их отходы лес переработать не в состоянии. 
За несколько лет тысячи птиц забросали всё вокруг рыбьими трупами, которые стали гнить и источать зловоние.
Деревья, которые сквозь прочный панцирь помёта не получали солнечного света, погибли. 
За период с 1999г. по 2007г. бакланы довели до полного усыхания 162га. соснового пятидесителетнего леса.

За лес конечно боролись. Караулили, распугивали птиц на протяжении летних месяцев.
Из-за летней засухи 2007 года чуть-чуть обмелело озеро - появились островки, куда вернулись многие птицы, да и шумовые эффекты всё же распугали их.
Но битва не окончена - ведь ее рукотворные причины по прежнему остаются.
Теперь предлагают отстреливать птиц причислив их к вредным!
Сначала создали невыносимые условия для жизни, а потом и убивать хотят.

Вот так природа мстит недальновидным представителям рода человеческого.
Поневоле задумаешься, а сапиенсы ли эти двуногие гомо?



Наш путь мог бы продолжиться вдоль берега Акташа, но не было подробной карты и мы чтобы не плутать свернули к АЭС.
И проехав уже знакомой дорогой, вышли на трассу Щелкино-Ленино.

Вторая половина дня прошла в ничем не примечательном рутинном педалировани.
Разве что, прячась от невыносимо палящего солнца, устоили привал около очередного канала.
Пожалуй это был один из самых жарких дней в Крыму.
Термометр на велокомпьютере зашкаливал за 36 градусов в тени.

Еще менее приятной оказалась езда по дороге Керчь-Феодосия.
В Приморском мы свернули с трассы и потратили пару часов на купание в уже Черном море.
Было много медуз и отдыхающих.
Но это уже мало волновало нас.
Позабавило объявление на стене местного магазинчика. Совестливые ребята какие то видать. 



В самом Приморском на пути встретили молдаван, которые ехали с мыса Опук.
По их словам они сумели проехать там, не встретив ни одного егеря.
Дело в том что Опук - это один из интереснейших заповедников Крыма.
Его создали одновременно с Казантипским - в 1998 году.




Опукский заповедник расположен на южном побережье Керченского полуострова восточнее Феодосии.
Его ядро формирует массив горы Опук высотой 185 метров.
Платообразная гора фантистически возвышается на берегу моря посреди равнинного степного пейзажа.
С запада к склонам Опука примыкает соленое Кояшское (Элькенское) озеро, отделенное от моря песчаной косой шириной до 100 м. 
А в море неподалеку от берега причудливой громадой возвышаются Скалы Корабли.
Весной на Опуке, как и на Казантипе, в высокой траве второе море - состоящее из клещей.
Их тут никто не травит - и насекомым раздолье.

Это место сохранилось почти нетронутым и незагаженным туристами благодаря тому, что в непосредственной близости располагается закрытый военный объект, в состав кторого входила вся территоря заповедника.
Этот объект стал всемирно известен после трагического инцендента, когда был сбит пассажирский самолет Ту-154 Тель-Авив -Новосибирск.
Именно отсюда была запущена ракета зенитного ракетного комплекса С-200.
Которая взорвавшись, посекла лайнер шариками головной части. Их там около 40 000 штук.

Мне это тем более интересно, потому что пришлось 20 лет служить на Дальнем Востоке именно в части с такими комплексами.
Устраивать стрельбы в таких густонаселенных районах категорически немыслимо.
Но видимо ураинской армии больше негде было тренировать своих бойцов.
В советское время для учений по запуску ракет с комплесов С-200 использовались всего три полигона расположенных в безлюдных местах.

Так например мы ездили в район озера Балхаш на полигон Сарышаган в Казахстане.
Там на многие сотни километров - песок.
Но украинцы пренебрегли безопасностью, а может еще в наведении на цель напортачили.
Ракета С-200 наводится с помощью РЛС, локатора подсвета цели (РПЦ) - мы его называли чебурашкой и радиовысотомера ПРВ - болванчика (потому что он качал антенной радара вверх вниз как китайская игрушка).




Грубое обнаружение цели производится радиолокационной станцией и высотомером, а затем узконаправленный луч РПЦ цепляет и ведет цель до ее поражения.
Вполне вероятно, что чего то из этого военными сделано не было.

Молдаване не встретили егерей. Возможно дело в том, что те вынуждены перемещаться по заповеднику на своих двоих. Машины им не выделяют.
Но думаю, как и на Казантипе вопрос решился бы энной суммой местных тугриков.
А вообще если делать все по закону - то нужно получать лицензию в Керчи на посещение заповедника.

Администрации заповедника приходится буквально сражаться за свою территорию.
Местные власти так и норовят отхватить у них землицы - якобы для сельскохозяйственных нужд.
Но на самом деле - тут лакомый кусок побережья и если бы не заповедник вполне можно было бы рубить капусту на туристах.
Недавно вот вспыхнул пожар уничтоживший часть растительного покрова Опука.
Говорят был специальный поджог с целью отчуждения земель.

Надо в следующий раз все таки попробовать там побывать.
Это одно из последних мест на побережье которое я еще не видел:)


Закат застал нас на полпути между Приморским и Феодосией.
Там трасса идет вдоль моря и тянется длинный пляж именуемый Золотым.
Такое название показалось нам достойным, чтобы принять для ночлега наши утомленные солнцем тела.

Волочь по глубокому песку велосипеды в грузом дело не особо благодарное.
И потому, не мудрствуя лукаво, мы свернули с шоссе и упали в первом попавшемся месте.
Несмотря на сумерки народ на пляже все еще был - любители покупаться на закате.
И потому парочка отдыхающая неподалеку смутить никак не была должна.

Это случилось позже, когда ночь атласным покрывалом накрыло окрестности. 
В самый разгар нашей вечерней трапезы, когда под светом налобных фонарей еда особо аппетитно перемещалась из котелка в желудки, парочка занялась сексом.
В тусклом свете неполной луны было все недвусмысленно видно, хотя мы старались особо не смотреть в их сторону.
Деваться было уже некуда- палатка поставлена и скарб раномерно раскидан по обыкновению на большой поверхности.
Потому пришлось заканчивать день под тихую токатту оргазмических вздохов.

Яндекс.Метрика
Веломагазин Меридиан-Байк - доставка велосипедов по всей России