Содержание

другие

Прыжок дикой козы
День 4-2 (24.08.2008) - 8км - солнечно

...Я обошёл город; он вырос, изменил несколько вид и характер улиц в сторону банального штампа цивилизации — электричества, ярких плакатов, больших домов и увеселительных мест , но в целом не утратил оригинальности.
Множество тенистых садов, кольцеобразное расположение узких улиц, почти лишённых благодаря этому перспективы, в связи с неожиданными, крутыми, сходящими и нисходящими каменными лестницами, ведущими под темные арки — делали Зурбаган интимным...
А. Грин "Зурбаганский стрелок"


Западный склон хребта Тепе-Оба просто рай для даунхильщиков.
Тут можно разогнаться как следует.
Но нам приходилось осторожничать, чтобы не гробануться на полном ходу и не собирать кости потом по расщелинам.


Двуякорная бухта во всей красе раскинулась перед взором. 
Местные называют ее Бискайским заливом за то, что здесь часты шторма и дует ветер.



Существуют две версии ее названия.
Первая - романтическая.
В том, что, якобы приходилось ставить суда на два якоря иначе они не могли удержаться и их срывало с места.

И вторая - прозаическая.
В начале 20 века рядом со своим имением , на противоположном от него берегу мыса, купец Бубнов основал Минный завод, в гербе которого изображались два перекрещенных якоря.
Местные жители стали называть завод "Двуякорным", в последствии название перешло на рабочий поселок при заводе и залив, на берегах которого все это было расположено.


В долине бухты есть несколько древних равзвалин, в том числе двух мостов.
Все это остатки присутствия на Крымской земле генуэзцев.

Тропинка с хребта сменилась наезженной грунтовкой. И по ней мы доехали до обрыва над бухтой.
Эх как жалко будет когда застроют все тут рекреационными объектами.
Уже вовсю возводят гостиницы и эллинги. Правда пока ближе к Орджоникидзе.
Там берега бухты уже не скалистые, а равнинные.
Может конечно кризис немного остановит нашествие цивилизации на такое прекрасное дикое место.


Эдик патологически не любил стандартные снимки - типа "я и Эйфелева башня", и постоянно ругался по этому поводу.
Он от Рината нахватался азов фотографии и теперь пытался художественно располагать объекты в кадре.
И меня принуждал разумеется.
В результате вышло действительно неплохо.


Дело закончилось тем, что бросив свои велосипеды с поклажей наверху мы спустились вниз к морю и провели несколько часов на каменистом пляже, пытаясь купаться в штормящем Черном море.
Прибой отчаянно колошматил наши загорелые тела о прибрежные крупные булыжники.
Энное количество синяков на телах - как дополнение.


Вокруг бродили нудисты. Голые девушки не оставили равнодушным объектив ротмистра.
Он наснимал в этом походе большое количество обнаженки, благо зум позволял.
Но по соображениям самоцензуры я привожу в этом рассказе лишь самые невинные из них:)



Ночевать на каменистом пляже в непосредственной близости от неспокойного моря было невозможно.
И я подумал, что город торпедостроителей нас приютит какой нибудь своей частью.

Справа от трассы на Орджоникидзе находятся корпуса филиала свердловского завода "Гидроаппарат" по сбору ракет "вода-вода", "вода-воздух", "вода-земля".
Он расположен под землей. Раньше строжайше охранялся, а сейчас наверно заброшен так же как и торпедный завод на мысе Киик-Атлама.


Город изменился за те несколько лет что я тут не был с 2003 года.
Тогда это был тихое захолустное местечко, из каждого уголка которого веяло семидесятыми годами прошлого века.
Теперь было все иначе.
Особенно потрясло количество отдыхающих на местном пляже.
Еще какое то время назад такое даже представить было немыслимо.

В советское время здесь располагался сверхсекретный стратегический объект по производству самонаводящихся торпед и оптики для подводных лодок- завод "Гидроприбор"
И поселок для обслуживающего персонала возник рядом с ним.
С момента строительства завода Орджоникидзе становится закрытым для посторонних.
И местными красотами могли наслаждаться только работники "Гидроприбора" ну и может из близкие родственники.




А неземная красота мыса Киик-Атлама, сказочным змеем вытянувшимся в море, действительно не поддается описанию.
Достаточно подняться на один из холмов окружающих город.
Киик-Атлама в переводе с крымскотатарского означает то ли "прыжок дикой козы", то ли "козий остров".
По обеим сторонам мыса две чистейшие бухты с прозрачной водой - Двуякорная(где мы загорали) и Провато (часть Коктебельской бухты)
Провато - так назывался порт, бывший тут в средневековье, когда соперничали торговые республики - Венеция и Генуя.




Город назван был в честь сподвижника Сталина - Григория Орджоникидзе по кличке Серго.
Который, как и многие сподвижники, кончил свою жизнь в 1937 году.
То ли был застрелен, то ли застрелился сам.
К крымскому городу никакого отношения не имел и не был тут никогда.

И потому местные жители выдвигают инициативу о смене названия.
Кто то хочет вернуть римское историческое название - Кайдагор
Но есть более экзотическое предложение - назвать его Зурбаганом.
Александр Грин неоднократно бывал в этих местах . А во времена генуэзцев - это "город и порт", куда из всех частей света приходили корабли.
Если идею утвердят - то это будет великолепным подарком памяти писателя.

Прошвырнувшись вдоль набережной битком забитой полуголыми особями обеих полов, и поняв, что приткнуться на ночь здесь негде, мы поехали за город по единственной дороге ведущей к торпедному заводу.
Чем ближе к заводу корабкалась вверх по холму дорога тем явственнее было что завод давно заброшен.
Обвалившийся участок так и зиял гнилым дуплом на фоне синего неба.
И никому не было дела до его ремонта.

За поворотом мы увидели проходную "Гидроприбора".
В конце 1940-х годов место это было облюбовано советским военно-промышленным комплексом не случайно.
Идеальные условия визуального и радиолокационного наблюдения, близость феодосийских железнодорожной станции и порта, наличие автодорог, возвышающиеся над морем на десятки метров горные высоты создавали идеальные условия для организации военного объекта в эпоху гонки вооружений двух сверхдержав – США и СССР.
Уникальный завод создавался инженерным и строительным талантом многих специалистов и трудом моряков Черноморского флота. 




С развалом СССР завод утратил свое предназначение и поселок перестал быть режимным. 
В постсоветское время завод практически полностью остановил производство торпед и оптики для подводных лодок и пытался войти в мирную жизнь с продукцией для переработки овощей и фруктов.
Однако такая конверсия не удалась.
Трудно все таки перековывать мечи на орала.
Тень войны с неохотой отступала из этих мест.

Завод пришел в запустение.
Недавно его преобразовали в ЗАО и продали какой то частной фирме.
Наверно теперь здесь будет курорт для нуворишей со стоянкой для яхт на месте маленькой заводской гавани.
Так что и забор и проходная со стражей еще пригодятся.
Вряд ли сделают что то для простых людей.

Вообще битва за земли в этом районе идет нешуточная.
Правдами и неправдами стараются заполучить прибрежную местность в частное владение с правом застройки.
Местные практически не сомневаются, что здесь начнут строить и продавать дачи для любителей пожить и отдохнуть в одиночестве, взирая на мягкие переливы гор
Это касается и Кииик-Атламы и хребта Тепе-Оба и даже всеми любимой Лисьей бухты.
Но о ней чуть позже.


Проходная завода находится на пригорке. А территория завода в низине.
Внизу каменистый пляж.
Спустится на который с велосипедами практически нереально. Склон довольно крутой.
Но альтернативы для ночлега не было.
Солнце уже садилось.

Ротмистр тут же взял инициативу в свои руки.
Он договорился с охранницей на КПП, что мы оставим у нее велосипеды с рюкзаками на ночь.
Причем совершенно бесплатно. Впрочем мы потом дали ей шоколадку. Всякий труд должен быть оплачен:)


Взяв самое необходимое для еды и сна, мы спустились к морю.
Каменистые и галечные пляжи этих бухт очень любят ныряльщики - нет мути от песка, глубины разные, животный мир богаче, чем в бухтах Судака или Нового Света.


По берегу можно пройти мимо торпедного завода и обогнуть мыс Киик-Атлама.
Правда в некоторых местах узкая полоска пляжа прилегоающая к скалам сходит на нет и нужно плыть.
В самой крайней его части в море покоится отколотый некогда кусок полуострова, именуемый ныне островом Иван-Баба.

С ним связана легенда, что здесь когда-то жили два отшельника – русский Иван и татарин Баба, которые питались тем, что давала им мать-природа.
В их хижине горели свечи, свет которых был виден через оконца мореплавателям и служил маяком. 
Когда Иван умер, Баба на его могиле воздвиг часовенку… 



С Киик-Атламы действительно великолепный вид и на Тепе-Оба и на Коктебельскую бухту.
Отсюда Карадаг виден как на ладони. Он чернеет темной глыбой на горизонте.



К закату народ разошелся. Кушали мы уже в темноте.

А спали без палатки в спальниках.
Наши тела причудливо повторяли изгибы булыжников под пенками.
Носы холодели от свежего морского ветра.
Глаза сливались с мириадами звезд усеявшими ночное небо.
А сердца стучали в унисон морскому прибою.

Древние греки говорили, что желание уже само по себе творит.
Сила желания, мечты способны перевернуть жизнь и изменить человека.


Мы добрались сюда не случайно.
И я отчетливо чувствовал как Зурбаган меняет меня.
Может быть делает чуточку чище и лучше чем я был до этого.

Яндекс.Метрика
Веломагазин Меридиан-Байк - доставка велосипедов по всей России