Новые приключения Малыша и Карлсона

Стоянка подскока

глава в которой Малыш и Карлсон подбираются к сердцу Норвегии

- Пока еще рано, - сказал он. - Сперва мы позабавимся.
Я не согласен скучать, лежа в постели. Здесь тоже есть, чем заняться. 
Можно есть бутерброды с жирной колбасой, можно играть в "мешок", можно устроить подушечную битву. 
Мы начнем с бутербродов.
- Но ты же недавно съел целую гору плюшек.
- Если мы будем лежать и скучать, я не играю, - заявил Карлсон. - Неси бутерброды! 


 

Утро около компостной ямы выдалось солнечным.
Мы сразу вывесили свое мокрое белье сушиться.

Правда воздух был все равно влажным и сохло плохо.
Потому пришлось класть сырые ботинки поверх велорюкзака, а носки привязать в виде флажков по его периметру.
В движении все сохнет гораздо лучше.

К тлетворному запаху мы видимо уже принюхались и практически не ощущали его.
Наш плотный завтрак ничто не могло испортить.

 


Нас ждала Норвегия.
Теперь мы могли в полной мере окунуться в ее жизнь и ощутить на себе - как это быть потомком викингов.

Настроение было бодрое и мы, спустившись с холма давшего нам приют, нажали на педали.
Мимо промчалась почти бесшумно красная-белая электричка , словно сошедшая со страниц какого то футуристического романа.
Будто капля воды размазанная по плоскости от скорости движения.

При подъезде к Сарпсборгу (Sarpsborg) открылась панорама на индустриальный район города.
Дорога проходит по плотине через реку Гломма (Glomma).
Со смотровой площадки вид совершенно фантастический.
Низвергающиеся, бурлящие и пенящиеся потоки северной реки, крутящие турбины электростанции.
Чуть вдали по правую сторону реки на обрывистом берегу урбанистический пейзаж химической корпорации Borregaard.
Это норвежская компания, возникшая в 1889 г. 
Сначала главные продукты были традиционно целлюлозно-бумажными, но позже началось производство химикалий, основанных на древесине как сырье.
После поглощения в 1980-м, Borregaard - сегодня подразделение Группы Orkla.


Сколько ехали по Швеции - не видели ни одного промышленного предприятия, ни одной трубы.
А тут за один день уже второй завод.
Суровая норвежская природа, суровые индустриальные пейзажи.

Сегодня было воскресенье.
И город Сарпсборг был практически покинут его обитателями.
Они или разъехались или сидели по домам.
Никакие магазины не работали - даже продуктовые.
Хорошо что мы на шведской стороне закупили много еды.
А так вот если не знаешь - будешь голодным ездить до понедельника.

На центральной площади города мы наконец увидели людей!
Два стильно одетых молодых человека в белых рубашках и черных костюмах.
У нас таких много ходит - проповедуют всякие неорелигионые учения.
Ринат как их увидел, так аж его перекосило до того видать в Уфе его допекли.
Однако ребята ничего нам впаривать не стали а осведомились не могут ли они чем то помочь нам.
Ну я им карту подсунул и спросил как проехать.
Объяснили вежливо и пошли своей дорогой.

Задерживаться в городе Зеро не было смысла и повернули на трассу под номером 114.
Едем и вдруг видим - знак висит - типа движения закрыто по этой трассе.
Ну думаем вляпались - возвращаться и ехать другим путем - это такой крюк.
Все таки решили рискнуть и посмотреть - что там такое впереди.
Долго ли коротко добрались до моста через приток Гломмы - Mingevannet.
Тут и открылась причина - мост был на ремонте, точнее его дорожное покрытие.
Но мы же не автомобили - спокойно и нагло мимо рабочих с отбойными молотками проехали на другой берег.
Не возвращаться же.

Зато этот ремонт позволил нам в асолютно гордом одиночестве ехать по живописной трассе целых 15 км.
Справа через деревья сначала еще была видна речка Гломма.

Гломма является самой длинной и большой рекой в Норвегии, 598 километров длиной. Она вбирает в себя воду с 13 % территории Норвегии.
Река берет исток от озера Aursunden и впадает в Oslofjord в районе города Фредрикстад (Frederikstad).
Поскольку Гломма течет через самые богатые лесные районы Норвегии, то раньше по ней сплавляли бревна.
Комбинация наличия сырья, гидроэнергии, и легкость транспортировки поощрили за столетия возникновение промышленность по Гломме.
Все основные деревообрабатывающие комбинаты страны теперь находятся по ее длине.
Много превосходных портов было построено.

В деревушке Спайдеберг (Spydeberg) сели на скамеечку пожевать что нибудь.
Ринат достал последний кусок арахисовых казинаков, купленных еще в Питере.
Растянули мы их на 20 дней выходит.
А закуска очень калорийная и мало места занимает в багаже.
Запили их норвежской водичкой. Вкусна. Ничуть не хуже шведской.

Норвегия конечно разительно отличается от Швеции.
Люди здесь замкнуты на себе до предела.
Тут не услышишь приветственный возглас "Хей" в свой адрес когда проезжаешь на велосипеде. И бесплатных карт на заправках тоже не было.

Поначалу может показаться, что жители смурны и необщительны, но это не так.
Каждый с удовольствием покажет тебе дорогу или просто поговорит.
Просто норвежцы малоэмоциональны.
Наверно этому способствует их суровый климат, их территория покрытая горами и скалами.

Дороги в Норвегии еще лучше чем в Швеции.
Трудно даже представить насколько трудно их тут строить.
Ведь приходится долбить камень, вгрызаться в него , удлинять дороги чтобы обогнуть тот или иной фьорд.
Трассы довольно узкие, но если принять во внимание маленькое население страны и небольшую интернсивность движения, то это скорее признак рачительности.
Везде идеально ровный асфальт. Удовольствие от езды - просто феерическое.
Восторг от природной красоты постепенно притупляется и начинаешь просто ловить кайф, наслаждаться всей этой обстановкой, по капельке вбирая в себя окружающую среду.

В Норвегии два государственных языка букмол и нюнорск.
Такая ситуация сложилась из за длительного господства Данни.

Давным давно еще до проведения железных дорог обитатели норвежских долин жили весьма изолированно и имели каждая свой диалект из за чего не понимали друг друга.
В 1380 году Норвегия объединилась с Данией, и датский язык более чем на 400 лет стал письменным языком в Норвегии.
Когда страна обрела независимость то родилась идея не рвать сразу с датским языком а постепенно вводить в него чисто норвежские слова и выражения.
Эта идея и легла в основу языка - букмол (bukmol) - его еще называют "книжным стандартом"
И теперь на букмоле говорит городское население и интеллигенция Норвегии.
Букмол являтся первым языком для 88% населения, т. е. порядка четырёх миллионов человек.

Новонорвежский язык - нюнорск (nynorsk), основан на более старых диалектах норвежского и древнескандинавском.
Он является языком провинции (большинство норвежцев, особенно в деревнях, говорят на нем).
Нюнорск поддерживается норвежскими националистами, чтобы стереть следы былого датского господства.
Новонорвежский является родным для 12% населения, т. е. приблизительно для 500 000 человек, больша часть которых проживает на западе Норвегии, а также в Осло.

Различия между букмол и нюнорск не так велики, они оба - варианты одного и того же языка.
Словарный запас в основном общий.
Важнейшие отличия заключаются в том, что в нюнорск более сложная система склонений и спряжений и больше дифтонгов.

Уж коли завел разговор о языках, то приведу недавно найденный мной в интернете отрывок из какого то исследования наших башкирских историков-лингвистов, ищущих место Башкортостана в мировой цивилизации:

"Имя Хаубен встречается только у трех народов: башкордов Урала, кордов Месопотамии и норвежцев из Скандинавии.
Более того, норвежцы и корды, вернее, ученые этих стран, давно установили свое прямое родство и теперь решают вопрос: кто от кого произошел - корды из Скандинавии или скандинавы из Месопотамии?
Но ни кордские, ни скандинавские ученые не могут прийти ни к какому заключению, так как этот ответ состоит в следующем: не корды и скандинавы отделились друг от друга, а корды и скандинавы отделились от башкордов Урала"

Вот так - ни больше, ни меньше.
Может потому мы так хорошо и вольготно чувствовали себя в Норвегии , что норвежцы - это наши же башкиры , только волею судеб закинутые когда то на край земли и забывшие своих предков:)

Ринат вдруг узрел велопроцессию. Родители на велосипедах и ребенок в тележке-прицепе.
Пока он выхватывал свое фоторужье, пока наводил объектив удалось заснять их только со спины.
Впрочем этого факта хватило на полчаса ругани по поводу неудавшегося очередного фотошедевра, как будто норвежцы были виноваты в том, что не стали позировать.

К вечеру мы проехали больше сотни километров.
Моей задачей было встать на ночевку как можно ближе к Осло. Чтобы на следующий день въехать в город как можно раньше.
Я был наслышан о том как тяжело въезжать и выезжать из столицы Норвегии и хотелось иметь на это побольше времени.
У военных летчиков есть такой термин - "аэродром подскока" , то есть плошадка расположенная максимально близко к линии фронта (в отличие от аэродрома базирования).
В нашем случае нужна была именно такая площадка для стоянки ,позволяющая нам с минимальными временными и физическими затратами въехать наутро в Осло торжественной кавалькадой.
И мы ее нашли в 10 км от столицы.

Сначала увидели небольшое озеро прямо рядом с трассой.
С одной стороны располагался маленький населенный пункт , а его противоположный берег представлял из себя холм поросший лесом. Именно на этом холме расположилась наша стоянка-подскока.
В этот день мы встали на прикол относительно рано - в 20:00
Потому было много времени чтобы помыться , поесть и привести амуницию в порядок перед выходом в свет.
Мы не могли выглядеть оборванцами и уронить честь России в натовском городе:)

Проехали: 106 км
Педалировали: 6,2 часа
Температура: 18C