Новые приключения Малыша и Карлсона

Званые гости и среди них татарин

глава в которой Малыша мучают английским, а Карлсон охотится за ключницей (По мотивам произведений Таге Даниэльсона и Юнсена Эйвинда.)

- Ну и семейка у вас! 
А если приходит дорогой старый друг, с которым не виделись несколько месяцев?
Думаю, твоя сестра могла бы и постараться ради такого случая.
- Да, конечно, но ведь мы не знали... - оправдывался Малыш.
- "Не знали"! - ворчал Карлсон. - Вы должны были надеяться! 
Вы всегда должны надеяться, что я навещу вас,
и потому твоей сестре каждый день надо одной рукой жарить тефтели, а другой сбивать сливки.

 

Утро покрасило горизонт в розовый цвет.Я как всегда вылез из палатки первым.
Чуть позже въерошенный Ринат последовал моему примеру практически без понуканий.
Что, вобщем то, для него странно, но к концу похода стало нормой.


Традиционная овсянка на завтрак с хлебцами VASA.
Горячий чай с лимоном, черникой и печеньем.
Хрустящие хлебцы мы покупали регулярно. Очень вкусная и главное экономная еда.
В отличие от свежего хлеба - много не съешь.

Поэтому купленной пачки хватало на несколько дней.
Больше всего нам пришлись по вкусу ржаные хлебцы.
Хотя ассортимент достаточно велик - есть и пшеничные и овсяные.
Прекрасная основа для бутебродов.
Кладешь сверху сыр, потом ветчину и колечко помидора. 
Ну а дальше можно есть вместе с собственным языком если не жалко:)

И тут мы увидели сквозь деревья бородатого мужичка на велосипеде который выехал на пригорок остановился и стал что то высматривать вокруг.
Рядом с ним прибежала та самая собока которая облаяла нас накануне.
Закралась мысль, что это все таки лесник и ищет он нас.
Мы продолжали спокойно завтракать возлежа на прибрежных мшистых пригорках. 
Тем временем мужичок куда то скрылся.

Когда мы окончательно собрались и выехали с берега на тропу ведущую к трассе, "лесник" вдруг появился вновь, вынырнув из за кустов на своем стареньком байке.
Собака тут же бросилась к нам ,радостно виляя хвостом и клацкая челюстями.
Ринат панически ненавидел собак. Особенно когда они бросаются из подворотен на едущих велосипедистов и захлебываюшимся лаем сопровождают их до тех пор пока не надоест.
Я относился к этому спокойнее и всегда в подобных случаях делал серьезное лицо и с максимальной суровостью в голосе говорил пристающей собаке: "Брысь!!!"
Как правило собаки глубоко задумывались после этого , а я спокойно продолжал путь.

Тузик! - крикнул Ринат - Хороший пес!

"Тузик" явно соглашаясь с такой интерпетацией, высунул язык и привстав на задние лапы попытался полизать досягаемые части ринатовского тела.
Он не без успеха сделал несколько подходов, прежде чем хозяин властным окриком не отозвал пса к себе.

Дальнейшие деcять минут прошли в доброжелательной беседе.
Бородач поинтересовался откуда мы. Поцокал языком в ответ на наш сбивчивый рассказ.
Спросил много ли мы поймали рыбы и сфотографировался на память.
Кем он был на самом деле мы так и не поняли. 
На том и расстались.


Выехали на трассу и направились в сторону Паскаллавика (Paskallavik). В Швеции многие талантливые скульпторы самовыражаются на своих приусадебных участках.
Часто можно видеть такие мини выставки вокруг того или иного дома.

В Паскаллавике мы как раз увидели нечто подобное.

Часто ловлю себя на мысли что совершенно не могу ничего написать о каком то отрезке пути.
Мы проехали Эмсфорс (Emsfors), Монстерас (Monsteras) и Тиммернаббен (Timmernabben) на одном дыхании. Не останавливаясь ни в одном из них.
Милые провинциальные приморские города.
Похожие один на другой как клоны.
Памяти совсем не за что зацепиться. Мы просто ехали и наслаждались природой.

Миновав усадьбу Стремсрум (Stremsrom) мы подъехали к деревушке Патахольм (Pataholm), где решили расположиться на обед неподалеку от лодочной пристани.

Окрестности Патахольма

Белобрысого шведа звали Бо Тормалльсон — и ему пришлось не очень сладко, когда он вырос.
Отец его Хильмар зарабатывал столько денег, что большая их часть уходила на налоги по прогрессивной системе применяющейся в стране.
Когда он умер, то в наследство не оставил сыну почти ничего и Бо стал испытывать все большую горечь по отношению к своему государству и муниципалитету.

Чтобы меньше платить налогов, Бо устроился клерком в местное отделение почтовой службы.
Регулярно получал свою небольшую зарплату и не помышлял ни о чем большем.

Когда пришло время он встретил Хильду.
Они виделись некоторое время довольно часто, и оба думали, как чудесно будет, если они поженятся.
Хильда была скромной и недалекой женщиной, с тонкими бледными губами.
Лишь глаза - большие ,бесконечно кроткие и доверчивые.
Но стоило ей улыбнуться - все лицо разом начинало светиться и рот преображался .
У нее были самые красивые вставные зубы во всей округе и так хорошо подогнаны.

Они поженились. Бо работал, а Хильда вела домашнее хозяйство.
Каждое утро она вставала в половине пятого, чистила зубы, выпивала стакан грейпфрутового сока и читала «Иллюстрированный журнал».
Так и жили они довольно долгое время: съедали по две картофелины к обеду, выпивали по четыре рюмочки коньяку к кофе субботними вечерами, а потом любили друг друга настолько справедливо, насколько это возможно в ночной тьме.

Спустя какое то время Бо купил автомобиль, а еще чуть позже яхту.
В этом нет ничего странного, ведь каждый швед если он хоть немного работает может купить себе яхту.

Их дочь Гудрун выросла прекрасно сложеной.
Ей не нужно было тужиться, выпячивая грудь, втягивая живот или добиваясь приятной округлости кормы.
Изгибы ее тела покоились, если можно так выразиться, в изящной природной соразмерности. 
К своим тридцати пяти годам она изведала и наслаждение жизнью, и одиночество, но еще не дошла до того рубежа, чтобы считаться старухой, до равнодушной покорности или до хладнокровного, решительного и бескорыстного действия.
Она была благовоспитанная и в то же время очень практичная дама.

В тот ясный летний день Бо Тормальсон ехал на своем Вольво к набережной.
Он ехал и напряженно думал о проигранном матче, раз за разом прокручивая в голове собственные ошибки.
На пирсе его ждали жена и дочь.
Они договорилсь накануне, что после партии в гольф с соседом Магнусом Бо свозит их на острова.
Раз в неделю каждый добропорядочный швед должен ездить жарить на гриле сосиски.
Толстые красные сочные фалунские сосиски.

Бо как раз размышлял о том как он шаловливо шлепнет Хильду по ее костлявой заднице, когда перед его лобовым стеклом возникло перекошенное лицо Рината Бикбулатова, несущего две пластиковые бутыли с водой.
Лицо было очень смуглым и что то изрыгало на непонятном языке.

- Араб!- подумал Бо и ,затормозив, даже зажмурился от изумления - Только этого мне не хватало! Откуда в нашей глуши араб!
Когда он открыл глаза вновь, то перед машиной уже никого не было.
- Неужели почудилось! - пробормотал Бо и ,вытерев испарину со лба, поехал дальше к жене и дочери.

А Ринат, ругая "разъездившихся тут всяких понакупавших жирные тачки", спустился с насыпи к заборчику около которого мы остановились на отдых.

Два параллельных мира , две человеческие судьбы пересеклись на мгновение, чтобы потом продолжить каждая свой предначертанный богом бег.

Спустя полчаса отдохнувшие велопутники выехали из Патахольма и почти без остановок через населенные пункты Рокнебю (Rockneby) Лакебю(Lackeby) и Линдсдал(Lindsdal) добрались до Кальмара.
Пришлось сделать небольшой крюк, чтобы доехать до города ,минуя автобан.

По пути встретили огромный гипермаркет Netto и купили там про запас кое какие долгохранящиеся продукты.
Датская сеть Netto продает дешевые продукты питания.
Каких то отборных сыров, колбас и тому подобных вещей класса Премиум там не встретишь.
Но нам того и не надо было.
Еще раз подивились насколько цены тут ниже, чем в ICA.
Датские магазины встречаются почему то только на восточном побережье Швеции.

Кальмар
По длиннющей улице Norravagen поехали к центру.
Было около пяти часов дня. На ближайшей заправке взяли карту города и попросили юношу за стойкой показать нам улицу на которой жила моя троюродная сестра.
И сразу не мешкая отправились туда.

Искомый дом нашли без труда. Планировка улиц вполне понятная.
Это оказалась аккуратная шестиэтажка с маленьким двориком.
Около дома с одной стороны располагались кирпичные гаражи а с другой стоянка велосипедов.
Оставив Рината на скамейке я отправился на поски родственницы.
Дело осложнялось тем, что у меня был ее городской телефон и на звонок накануне она не ответила.
За стеклянными дверями подъезда была небольшая лесенка на первый этаж.


Всего ступеней десять. Сбоку был оборудован подъемный механизм для инвалидных колясок.
Увидев, что какой то мужчина кавказской наружности открывает дверь в свою квартиру я подошел к нему и на ломаном английском спросил не знает ли он свою соседку по фамилии моей троюродной сестры.
Он затравленно посморел на меня, мотнул отрицательно головой и скрылся за дверью.
Понятно - подумал я- помощи от жильцов не дождешься!
И тут мое внимание привлекли какие то таблички прибитые ко всем дверям на этаже на уровне моих колен.
Нагнувшись я увидел что это фамилии!
На каждой двери была фамилия владельца квартиры !
Фантастика! А у нас в России люди помечены цифрами и по сути обезличены.
Каждой квартире присвоен порядковый номер. В этом тоже проявляется отношение к человеку.

Мне повезло и фамилию своей сестры я обнаружил на первом этаже.
Но на звонок никто не ответил.
Вернувшись к Ринату мы коллегиально приняли решение покататься до вечера по городу, осмотреть его а потом вернуться обратно.

Сегодня Кальмар - это чистые аккуратные улочки, ухоженные домики, зеленые лужайки с яркими цветами. Это островки, соединенные между собой мостиками. 
Очень мало машин и людей. Но всюду велосипеды. На них ездят и молодые, и седовласые старики.
На них возят продукты, вещи, детей, сидя за рулем велосипеда разговаривают по сотовым телефонам. Велодорожки - как часть тротуаров и много велосветофоров на перекрестках.
Нажимаешь на кнопку под светофором, и через минуту он загорается. При этом раздается громкий звук, похожий на гусиный крик. Видимо, это сделано, чтобы дорогу спокойно могли переходить незрячие пешеходы или переезжать незрячие велосипедисты (не удивлюсь если в Швеции и такие есть) 
Кальмар - город велосипедов. Их здесь столько, что порой от них рябит в глазах. Много брошенных, ржавеющих на специальных стоянках. 
По пути мы обнаружили шикарный веломагазин - один из лучших виденных нами в Швеции. Даже в Стокгольме хуже.
Ринат буквально умер там. Мы потратили около часа разглядывая его ассортимент.
Великое множество велосипедов на любой кошелек и возраст. Scott, Nishiki,Crescent.
Велосипедные прицепы для детей, велосумки на любой вкус, велоодежда для лета и зимы.

И очень много велозамков. 
Есть поистине огромные и тяжелые - весом в несколько килограмм в виде дуг в палец толщиной.
В Швеции несморя на честность граждан все таки есть воровство велосипедов. Особенно в крупных городах где много эмигрантов.
Их безбожно крадут и в Кальмаре. Это самое распространенное преступление в городе. Поэтому на велостоянках велосипеды тщательно пристегнуты всевозможными замками - для рамы, для колес, для руля и тп На одном байке может быть три-четыре разных замка.
Ринату очень понравилась 4х литровая сумка германской фирмы ABUS
Ее можно носить в руках , а можно вешать на руль или сбоку на багажник.
Она стоила 500 крон (2000 рублей) и после долгих колебаний он решил купить ее на обратном пути в Стокгольме.
Кто же знал, что там ее не окажется.

Кальмар оказался маленьким городом.
Вечером нам хватило двух часов, чтобы изучить район порта и окрестности старого замка.

В городе около 60 000 жителей.
В XII веке на одном из островов близ юго-восточного побережья Скандинавии была возведена сторожевая крепость. 
Именно она положила начало истории Кальмара.
Век спустя Кальмар стал столицей тогдашнего объединенного королевства Швеции и Финляндии. Выгодное стратегическое положение на пересечении торговых путей определило судьбу этого города на многие века.

В исторической части находятся - Кальмарский замок, обитатели которого отражали набеги врагов, и Домский собор, вот уже несколько веков служащий верующим шведам.
Достояния эти сохранились со времен Кальмарской унии, когда уставшие от неурядиц шведы в 1397 г. отдали бразды правления Маргарите, королеве Дании и Норвегии. 

Шло время, эпохи сменяли друг друга, а вместе с ними менялся и столичный город Кальмар.
К концу XVIII века от былого величия не осталось и следа, несмотря на то, что королевский замок, окончательно построенный к тому времени, все еще горделиво возвышался над городом своими бастионами.

Во второй половине нашего столетия Кальмар, будто вспомнив о своем блистательном прошлом, засиял вновь, но уже как экономический и культурный центр юго-востока Швеции.

Сколько Кальмару веков, точно никто не знает. Несмотря на свою "малость", он поделен на старый и новый города. 
Из современных достопримечательностей можно выделить водонапорную башню, в которой несколько лет назад построили маленькие (не более 40 квадратных метров), но дорогие квартиры.
Или деревянный мост, который ведет от местной тюрьмы в старый город. 
Каждая доска моста была куплена кем-то из жителей. Поэтому на каждой доске есть металлическая пластина с выгравированным именем приобретателя. 

Как и большинство прибрежных городов Скандинавии, Кальмар частично располагается на островах.
Каналы с солоноватой водой, разрезая сушу на причудливые куски, служат природными границами каждого района. 
Есть свой Gamla Stan со старинными домиками прошлых веков.
Есть Kvarholmen - деловой и культурный район с центром вокруг Собора.
Есть свое Сохо с фешенебельными домами - Ango
И даже свой технопарк - район Varvsholmen.(туда мы заглянули пред отъездом из города и я еще расскажу об этом)

После шести вечера Кальмар пустеет совсем.
В 17-00 заканчивается рабочий день на предприятиях, через час закрываются все магазины.
В субботу и предпраздничные дни магазины закрываются еще раньше.
Единственным местом, где можно сделать какие-то покупки, остается один из двух супермаркетов.

Кальмарцы гордятся тем, что на протяжении двух веков они не построили ни одного здания, которое было бы выше городского собора. Еще кальмарцы любят говорить, что из всех шведов они самые спокойные и миролюбивые.
Конечно, низкая застройка — это дань традиции, а спокойный нрав — результат воспитания и образа жизни.
Но для нас, привыкших к людской толчее ,мельтешению газующих машин, российским катаклизмам и быстрому темпу, такая жизнь непонятна. И возможно даже протвопоказана. 
Наша российская провинция, неторопливая жизнь которой высмеивается везде, — просто действующий вулкан по сравнению со шведской глубинкой.

Наверное, поэтому самый популярный вид объявления в газетах, кроме информации о вакансиях и продаже недвижимости, - сообщения о том, у кого кто родился, кто с кем обвенчался и у кого когда свадьба. 
А развлечения бывают такого рода например, как турнир по … поиску иголки в стоге сена. 
Такие соревнования проводятся в Кальмаре с 1978 года и пользуются бешеной популярностью.
Как ни странно, найти иголку с большом стоге сена, оказывается, не так уж и трудно.
Даже славящиеся своей флегматичностью и медлительностью шведы справляются с этой задачей всего за 20 минут. 
Правда, причиной таких удивительных успехов может являться приз в 1 миллион долларов, который ожидает победителя турнира.

По Norravagen мы проезжали мимо центра Volvo и Ринат, бросив меня охранять велосипеды, ринулся выбирать себе автомобиль.
И потом долго рассказывал как красотки с длинными ногами обхаживали его грязного и потного на предмет покупки.
Вольву он себе выбрал но сказал, что пока не хватает каких то ста тысяч долларов до требуемой суммы.

Улица выводит нас на набережную Кальмара.
И здесь во всей красе на острове возвышаются башни кальмарского замка.
Остров с трех сторон окружен водами замкового залива, а с четвертой стороны отделен от суши рвом, через который перекинут подъемный мост.
Туда мы и направили свои колеса.

Кальмарский замок был первым в череде замков, что мы посетили за время нашего похода.
Это потом мы перестали удивляться тому факту, что на въезде в такие исторические памятники нет никаких шлагбаумов, охранников и билетеров.
Никто не собирает деньги с туристов за право поглазеть на древние камни. 
Никто не препятствует нам на велосипедах с огромными велорюкзаками проехать внутрь.
Но сначала это было непривычно и удивительно, мы осторожничали, ожидая какого нибудь подвоха или окрика стражи в спину.
Но ничего этого не произошло и через извилистый коридор в крепостной стене наши байки со своими седоками проникли внутрь.
Впрочем это была даже не стена в обычном понимании, а высокий земляной вал в виде квадрата по периметру опоясывающий замок . В углах этого вала располагались круглые сторожевые башни с чернеющими бойницами.


Вал был засажен короткостриженой зеленой травкой и на его краях стояли неплохо сохранившиеся пушки на деревянных лафетах.
Их жерла были направлены в сторону моря ,как и много веков назад.
Между пушками на скамейках или прямо на травке сидели отдыхаюшие. Некоторые даже кушали что то.

История замка Кальмар (Kalmar slott)начинается с XIII века, когда вокруг сторожевой башни, воздвигнутой еще в XII веке для обороны от пиратов, начали строить замок.
Замок находился на границе с Данией, на тот момент, и служил аванпостом Швеции.
Несколько шведских правителей успели сменить друг друга, прежде чем в результате завоевания датчанами части Швеции в 1387 г. на троне оказалась королева Дании Маргарита.
Так как она одновременно являлась и правительницей Норвегии, то три страны были объединены под датской короной.
Это объединение, названное Кальмарской унией, распалось через полтора века под напором активного сопротивления шведов
Аристократ Густав Эриксон из рода Ваза, юношей участвовал в войне против датского короля Кристиана II, стремившегося восстановить Кальмарскую унию.

В 1520 Кристиан II, глава этого союза, казнил в Стокгольме 82 человека, противников этого союза . 
Это событие вошло в историю под названием Стокгольмская кровавая баня (Stockholm blood bath).

После Стокгольмской кровавой бани Густав Ваза бежал в область Даларна, где поднял жителей на восстание против датского господства в Швеции.
В 1523, когда народное восстание освободило страну от датского господства, был избран королем.
Официально расторг Кальмарскую унию, сломил экономическое могущество католической церкви, провёл в Швеции королевскую Реформацию, положил конец засилью Ганзы в Швеции.
Добился от риксдага признания наследственного права своей династии на шведский престол. 

Позже, во время правления Эрика XIV (правил 1560 - 1568) и Йохана III (правил 1568 - 1592) замок был расширен и перестроен в стиле ренессанс.
Последним в замке жил король Карл XI, он был на троне с 1673 по 1692 года. Сегодня замок работает как музей, демонстрируя интерьеры и предметы старины своим посетителям. 

Полюбовавшись видом моря и девушками ужинающими между бронзовыми стволами , поехали внутрь замка. Собственно замок имеет вид пустотелой коробки. Башни по углам и внутренний дворик выстланный брусчаткой. 

Серые стены от которых веет прохладой, потемневшее от времени дерево, узкие окна-бойницы, через которые проникают лучи закатного солнца. 
За толстыми стенами не было слышно городского шума, а звуки органа, доносившиеся откуда-то из глубины замка, заставляли забыть о неумолимом течении времени.

И тут вдруг открылась массивная дубовая дверь и оттуда ,семеня ногами, вышла сутулая ключница в клечатом пледе и белом чепце. В руке она держала керосиновый фонарь и озиралась по сторонам.
Полное погружение в историю! 


Это ощущение длилось мгновение пока вслед за ключницей из замка во двор не высыпала гомонящая толпа туристов.
Ринат лихорадочно начал вытаскивать свой фотоаппарат из сумки, накручивать нужный объектив и как всегда опоздал.
Процессия вместе с экскурсоводом вновь скрылась в недрах и мой попутчик, не долго думая, юркнул за ними следом.
Он лазил по внутренностям замка около получаса. А я, тем временем, наслаждался ощущением нереальности.
Сквозь плохо прикрытые окна слышалась едва различимая заунывная музыка.
Кто то играл на скрипке какую то народную мелодию. В гулком колодце двора каждый звук приобретал иное звучание и мощь.
И раз возникнув, уносился вверх к синему квадратику неба обрамленному серыми камнями стен.
И на мгновения весь мир канул в небытие и остался только я и этот древний замок.

Ринат вернулся вдохновленный, ему удалось поснимать внутренние интерьеры и посмотреть на Кальмар с высоты из окон.

Покинув замок мы отправились в район порта, где увидели как на небольшом пятачке танцуют люди.
Стоит небольшой магнитофончик и под незамысловатую ритмическую мелодию любой желающий может присоединиться и помахать руками и ногами.
Есть ведущая, которая показывает остальным движения.
И остается только повторять.
Мы с Ринатом долго смотрели, но сами что то не решились присоединиться.

Пора было ехать обратно к дому сестры. Я справедливо опасался что мы можем пропустить ее, и она уйдет куда нибудь развлекаться.
Вряд ли молодая красивая женщина проводит вечера дома в четырех стенах.

Объехав по периметру остров, на котором располагался центральный район города Kvarholmen мы устремились в обратный путь.
Но к нашему разочарованию дома опять никого не было.
И тогда мы распложились на скамейке и решили ждать до победного конца и подъезда.
Достали еду и немного перекусили.

Вечерело. Солнце клонилось к закату и стало немного холодать, когда я увидел смуглого мальчика идущего в дом.
- Уильям! - крикнул я (так звали сына моей сестры).
Но тот даже ухом не повел.
Тем не менее я решил пойти следом чтобы поглядеть в какую квартиру он пойдет и не прогадал.
Он как раз открывал ключом нужную мне дверь.
- Уильям - строго сказал я ему - Я же дядя Игорь! Брат твоей мамы! Ты должен знать что мы приедем издалека к вам в гости!

В результате молчаливый троюродный племянник, закрыв перед моим носом дверь, позвонил по сотовому сестре.
И уже через 15 мин он была в моих объятиях , легко соскочив со своего велосипеда (если все в Швеции ездят на велосипедах то почему моя сестра должна быть исключением)

Поставив велосипеды в гараж (сестра сказала что на улице лучше не оставлять, так как крадут) и ,сняв велорюкзаки, ваши покорные слуги ,спустя неделю скитаний среди клещей и комаров , оказались в цивильной обстановке.


И целый вечер, помывшись и побрившись, сидели вчетвером за столом , угощались заморскими явствами и вели задушевные беседы обо всем помаленьку (племянник Билл по большей части молчал).
В основном про местную жизнь конечно.
Про социальное устройство государства например. 

Шведский социализм

Швецию называют страной развитого социализма с капиталистической окраской.
Это довольно богатая страна. 
Несмотря на благополучие, шведы своего богатства не выпячивают. 
Люди одеты очень просто. Нет и огромных коттеджей.
Во всем ценится рациональность и удобство.
Самое дорогое жилье в Кальмаре - старые дома с видом на море и квартиры в исторических зданиях.
Жилье сдается даже в средневековом маяке.
Намного доступнее муниципальное жилье. 
Квартплата за 4-комнатную квартиру в месяц составляет порядка 800 долларов.
Сколько же тогда люди зарабатывают? Хирурги например около 8000$, юристы - более 4000$ а в среднем в районе 2000-3000$! 

Но шведский социализм на поверку оказывается не столь уж однозначно справедливой системой. 
Налоговое бремя в стране очень велико. Причем до начала 90 х годов оно было еще больше и Швеция считалась мировым лидером как по ВВП, так и по размерам налоговых ставок.
От такого жесткого налогового бремени стали падать темпы экономического роста, снижение конкурентоспособности шведских товаров на мировом рынке, сокращение инвестиций и перевод ряда производств за пределы страны.
Поэтому власти в 90-е годы провели реформу и были вынуждены принять серьезные меры по снижению налоговых ставок

Но и теперь они достаточно высоки.
Сегодня Швеция по-прежнему занимает лидирующее положение в мире по размерам налогов, а государственные расходы составляют почти 60% ВВП.
Не хочется лезть в эти дебри ,замечу лишь, что в стране в числе прочих присутствуют налоги на прибыль, налоги на состояние и налоги на капитал.
В Швеции налог на капитал платят в тех случаях, когда его размеры превышают миллион шведских крон (около 125 тыс. долларов). 
Здесь самая большая ставка НДС в мире - 25 процентов!!! 
Ставка подоходного налога, т.е. доля подоходного налога от ВВП составила в Швеции в 2001г - 49%!!!
Шкала налогов прогрессивная - чем больше зарабатываешь тем больше платишь налогов.
За последнее время из за этого количество миллионеров в Швеции сократилось на 30%. 
Это шведский социализм - помереть с голоду никому не дадут, даже если очень хочется, но и сильно разбогатеть практически невозможно.

Универсальная система налогов практически уравнивает граждан Швеции в доходах (это при том, что до 90% промышленности находится в частной собственности). 
Такой налоговый пресс заставляет покидать страну наиболее обеспеченных граждан, как сделали, например, владельцы всемирно известной фирмы Tetrapak, эмигрировав в Великобританию или владелец мебельной империи IKEA Ингвар Кампрад.
Зато благодаря такой политике в Швеции нет привелигированных и неприкасаемых каст.
Разница в уровнях доходов между самыми богатыми и самыми бедными не превышает четырех раз. (для сравнения в США - 9 раз, Россия - 20 раз)
Более того все сведения о доходах того или иного человека, его адресе, семейном положении и образовании находятся в свободном доступе в интернете.
И чтобы НЕ ПОПАСТЬ туда нужно специальное постановление суда.
Получается что все находятся под контролем всех.

Консерваторы требуют понижения налогов, однако эта идея не пользуется популярностью, поскольку около 65% населения Швеции живет на государственные зарплаты или социальные выплаты. 
каждый гражданин Швеции имеет право на пособия по всем мыслимым и немыслимым поводам, включая пособие по безработице, по рождению детей, государственное медицинское страхование, государственное пенсионное страхование и пр.
Причем налоги взимаются на обеспечение всего комплекса льгот, которыми в полном составе 99% процентов граждан не воспользуются и за всю жизнь.
Таким образом, в отличие от других европейцев шведы гораздо больше заинтересованы в сохранении высоких налогов.

И особенно заинтересованы в этой системе всяческие иммигранты. 
В Европе иммиграция является серьезной проблемой, однако Швеция как обычно отличается от других стран.
Ныне безработные иммигранты имеют право на получение пособий по социальному страхованию в течение пяти лет!!!
Пособие это составляет около 1000$ в месяц!!!
И это при том что средняя зарплата РАБОТАЮЩЕГО человека после выплаты всех налогов составляет 1200-2000$ в месяц.
Многие иммигранты пользуются этим не прикладывая никаких усилий по поиску работы, изучению языка и культуры страны в которую приехали.
Ведь куда проще лежать на диване, почитывать газетки ,молиться своему богу, а в промежутках рожать детей в неимоверных количествах(на каждого ребенка ведь полагается отдельное дополнительное пособие).
Получается что деньги экономически активной части населения перетекают в карманы паразитов и тунеядцев!

В Швеции существует список стран люди из которых могут получить статус беженца и убежище.
Даже если страна не числится в списке, дающем на получение убежища хоть минимальный шанс - каждый, подавший такое прошение, по закону имеет право на индивидуальное рассмотрение своего вопроса, а до того находится на полном обеспечении королевства.
За это время можно например жениться на гражданке Швеции (или выйти замуж за гражданина) и просить гражданства уже на другом основании.

Но такая система порочна, ведь рано или поздно денег на всех перестанет хватать.
Нация стареет , рабочих рук становится меньше , повышать налоги дальше некуда.
Придется урезать социальные выплаты и сокращать пособия.
И сразу появятся недовольные - прежде всего из числа тех кто живет за счет государства.
И как они себя поведут вопрос риторический. Ведь их много и многие из них отвыкли работать.
Зачем работать если можно и так жить припеваючи за счет государства.
Все что дается человеку даром рано или поздно его развращает.

Нынешний пример происходящего во Франции наглядный вариант вероятного развития событий.
Непродуманная государственная социальная поддержка малоимущих может обернуться против самого государства
Все участники «французской интифады» – выходцы из семей иммигрантов, живущих на государственные пособия.
Сравнительно высокий уровень социальной защищенности мигрантов имеет, таким образом, свою оборотную сторону.
Фактически при таком уровне защиты мигранты перестают быть трудовыми. 

Так мы сидели далеко за полночь в уютной кухне с двудверным холодильником в типовом муниципальном многоквартирном жилом доме.
Пока наконец нас не сморил сон и отяжелевшие от усталости и белого вина веки не сомкнулись на наших лицах.
А тела привыкшие к земной тверди не расплылись тестом на белоснежных простынях любезно предоставленных нам моей гостеприимной шведской родственницей. 

Проехали: 91 км
Педалировали: 5ч 30 мин
Температура днем: +32С