Островная Швеция

Маяк, Раукары и Бергман

Покинув в 9 утра гостепреимный кемпинг мы с племянницей полные сил и энергии устремили свои колеса на северо-восток острова Форе — к старинному маяку Fårö Fyr  построенного в середине 19 века. Эта часть острова мне исключительно понравилась.  Тихая живописная дорога вьется среди хвойного леса, который защищает от северного ветра.  Около маяка мы зависли на час. Уж больно там хорошо и умиротворяюще. Я по камням словно набросанным каким то сказочным гигантом вышел метров на сто от берега не замочив ноги. Оттуда получились интересные снимки окрестностей и самого маяка. Слева и справа тянулись шикарные пляжи укрытые от ветра. Прекрасное место для стоянки и купания 

Длинные, окаймленными черными водорослями с запутавшимися в них ракушками, песчаными пляжами, скрытыми за рядом относительно высоких и стройных сосен. Здесь - истинный рай : тысячи ракушек, теплый песок, водоросли, прибрежная осока... Попав сюда, трудно даже представить, что всего в нескольких километрах к северу невозможно найти ни одной песчинки! 

К сожалению с тяжело груженым велосипедом вдоль берега было не пройти — колеса вязли в песке и мы с Наташей , совершив несколько безуспешных попыток двигаться непосредственно рядом с морем вынуждены были вернутся обратно на асфальт.

Далее дорога делает петлю по верхней части острова местами выходя к морю. Наша вторая цель — поле раукаров в местечке Langhammars. Туда мы и направились.

«Форё» в переводе со шведского означает «остров овец», и здесь их действительно так много, что просто диву даешься. Здесь обитают и довольно необычные овцы, женские особи которых тоже имеют рога. Овцы здесь называются не привычным для шведов словом får (букв. «овца»), а диалектным lamm (букв. «ягненок, овечка»). Часто овцы беспрепятственно бродят по дорогам, поэтому ехать по острову следует очень осторожно если ты  на автомобиле. Иногда думаешь: «А не специально ли жители выпускают овец?» Ведь медленная езда позволяет насладиться природой, а она здесь действительно уникальна. Впрочем для велосипеда  это только в плюс.  

Овечка — символ всего Готланда. Ее можно найти повсюду и в виде памятников и в живом виде)

По дороге часто встречаются домики с травой на крыше. Это - местные овчарни. Их крыши покрыты ситником (осокой, растущей на берегах озерцов-болотцев, которых так много на этом крошечном острове). Со временем ситник стали класть на крыши «жилищ» и других животных, а также на любые надворные постройки. Так делают и по сей день - хотя сейчас, в основном, для сохранения специфики острова и привлечения туристов.

Природа Форё - это нечто совсем иное. Здесь она достигает апогея дикости и суровости. Хотя есть густые леса, растительность на острове очень скудная - тут не увидишь изобилия столь типичных для Швеции берез и лиственных деревьев. На Форё правят сосны, ели и можжевельник. Постоянные ветры заставили их согнуться, так что они «стелятся» вдоль побережья, все, как на подбор, низкие и широкие. Песчаные берега сменяются галечными, и именно там - на западном каменистом побережье - греются на солнышке знаменитейшие раукары. Они растянулись почти на 6 километров

По мере того как дорога бежит все северо-западнее, природа решает сменить свой облик. Деревья становятся все ниже и ниже, пока не исчезают совсем, и вот уже показался мыс Langhammars, где разбросанные под гнетом ветра ветки можжевельника заменяют траву, и в восточной части которого выросли, пожалуй, самые красивые и высокие раукары.  Полное ощущение того что попал в тундру. Казалось еще полчаса назад буйство красок и леса и вот — серое безмолвие. Природа покорно склонила голову перед дыханием северного холода

Берег по-прежнему усыпан галькой, на море качаются чайки, альбатросы, лебеди, утки и клуши, изредка нарушающие тишину этого прекраснейшего места. Здесь, среди почти пятидесяти 8-10 метровых себе подобных, стоит знаменитый Langhammars hammar, так называемый «молот». Вместе с Собакой, они составляют визитную карточку острова, ведь это - самые фотографируемые раукары во всей Швеции. Хотя мне этот молот напомнил шкодное лицо какой то тетушки — может даже фрекен Бок, все зависит от ракурса)

Раукары – зрелище незабываемое, дают волю фантазии, эти бездушные каменные глыбы можно бесконечно сравнивать с предметами и животными. 

Обед с видом на раукары — то в чем мы не могли себе отказать) Благо там понаставлено много столиков и можно выбрать место по душе.

 

Если двигаться вдоль моря на юг от Langhammars то вскоре вы увидите вдалеке темные домики.  Это рыбацкий поселок  Хельгуманнен (Helgumannen)

Для любителей рыбалки Форё - просто райское место. Здесь много рыбаков, причем история рыболовства на острове уходит корнями в далекое прошлое и связана, прежде всего, с рыбацким поселком Хельгуманнен, расположенным на северо-западе острова, между местечками Дигерхювуд и Лангхаммаш.

Давным-давно в северной части Дигерхювуд располагалась огромная рыбацкая деревня, называвшаяся Хельгуманнен. Ее жители промышляли ловлей сельди сетью и трески на удочку прямо с лодок. Хельгуманнен считался одним из важнейших рыбацких поселков на всем острове. Старые лодки, на которых рыбаки выходили в открытое море, сохранились до наших дней. Они так и лежат перевернутыми на берегу рядом с новомодными деревянными моделями. 15 хозяйственных построек из дерева плотно прижаты друг к другу, повсюду развешаны рыболовные снасти - прямо как несколько веков назад, когда рыбаки развешивали снасти, чтобы высушить их. В поселке есть колодец, в котором до сих пор есть чистая питьевая вода. Согласно легенде, здесь когда-то в 19 веке жила женщина по имени Бота-Буль, которая приезжала сюда специально для того, чтобы порыбачить, а, наловив рыбы на Форё, возвращалась на лодке в Висбю, где и продавала весь улов.

Фантастической красоты прибрежная дорожка вьется близ моря. Слева пригнувшиеся от постоянных ветров низкие деревья, справа бескрайняя гладь Балтики.

Вскоре за поворотом мыса путнику открывается Дигирхювуд (Digerhuvud)

Дигерхювуд является самым крупным на Готланде, а потому и в Швеции, скоплением раукаров. Между Дигерхювудом и Лангхаммашем насчитывается несколько сотен таких великанов высотой до 8 метров, хотя расстояние между двумя местечками всего 3,5 километра. В Дигерхювуде в море уходит известковая плита, которая резко обрывается, так что глубина сразу достигает 50-60 метров. Это создает практически идеальные условия для ловли трески в данном районе.

Вечерело. Наташа уже притомилась и мы устремились в обратный путь к парому в Форесунде, чтобы покинуть интереснейший остров где мы конечно и половины достопримечательностей не разглядели вблизи.  Дорога идет мимо поворота на так называемую Старую Гавань (Gamlehamn) , где находится один из самых знаменитых раукаров — Кофейник или Собака. Мы туда сворачивать не стали, потому фотка его — из интернета. Именно она, Собака, и служит «моделью» для многих журналов, где печатаются статьи о Готланде. Но раукары тем и хороши, что дают волю фантазии: только в этом районе можно увидеть не просто красивые камни, но и сравнить их с разными животными.

Переправившись на пароме обратно на Готланд и посетив в Фаресунде местный супермаркет я оставил в приморском сквере свою попутчицу лежать в гамаке . Кстати гамаки не один раз мы видели в готландских парках. Это очень здорово лежать покачиваясь с видом на море) Сам же поехал искать место для ночевки.  Помыкавшись с полчаса ничего не нашел подходящего поблизости.

Но провидение снова ниспослало нам чудное местечко. Уже вдвоем , отъехав в сторону от города, мы нашли какой то новый район с модерновыми коттеджами из стекла и дерева. Видно тут жили не бедные люди.  Коттеджи располагались в некотором отдалении от  берега.  И прекрасное местечко с видом на пролив приютило нас в эту ночь

До 1990-х Форё и север острова Готланд были закрыты для посещения иностранцами, так как здесь располагались государственные военные подразделения прибрежной обороны. На въезде в закрытую территорию были установлены многоязычные предупреждающие знаки, информирующие об этом. После того как Швеция вступила в Европейский союз, воинские части были расформированы и территория стала доступна для туристов.

Иностранных граждан дальше Готланда не пускали, поэтому Андрей Тарковский не смог снять на Форе свой шведский фильм «Жертвоприношение», а Вуди Аллену запретили приехать к Бергману в гости. Сейчас шведская армия, не воевавшая уже двести лет, с острова уехала.

К востоку от места нашей ночевки располагается полуостров Бунгенес (Bungenäs) — когда-то крупнейший известняковый карьер, который в 1960-х превратился в военно-испытательную базу и долгое время был недоступен для общественности. Здесь и по сей день заметны следы этого долгого периода: подземные бункеры, воронки от взрывов, полуразрушенные погрузочные платформы и другие индустриальные постройки. Несколько лет назад в этом районе была запущена программа по «переосвоению» территории, по завершению которой на полуострове появятся частные дома, максимально вписывающиеся в существующий ландшафт. 

 На острове Форе жил знаменитый режиссер Ингмар Бергман. Однажды он попал на Форе и понял, что искал это место всю жизнь.

Построил дом и с конца 1960-х перебрался насовсем (после смерти здание выкупил бизнесмен, его поклонник, и теперь доступ внутрь закрыт). Пейзажи Форе есть во многих фильмах Бергмана – кстати, премьеры своих лент Бергман устраивал сначала в кинотеатре на острове и лишь потом в Стокгольме. Жители помнят режиссера и благодарны за то, что он помог бедной рыбацкой деревушке возродиться.